Александр Пушкин:

«Волшебный край... Я не помню дня, в который бы я был веселее нынешнего; я вижу, как меня любят, понимают и ценят, и как это делает меня счастливым».

Белла Ахмадулина:

«Сны о Грузии – вот радость!

И под утро так чиста

виноградовая сладость,

осенившая уста.»

Владимир Маяковский:

«…Я знаю:

глупость – эдемы и рай!

Но если

пелось про это,

должно быть,

Грузию,

радостный край,

подразумевали поэты…»

Сергей Есенин:

«Земля далёкая!

Чужая сторона!

Грузинские кремнистые дороги.

Вино янтарное

В глаза струит луна,

В глаза глубокие,

Как голубые роги.»

Осип Мандельштам:

«Мне Тифлис горбатый снится,

Сазандарей стон звенит,

На мосту народ толпится,

Вся ковровая столица,

А внизу Кура шумит.»

Евгений Евтушенко:

«О Грузия – нам слезы вытирая,

ты – русской музы колыбель вторая.

О Грузии забыв неосторожно,

в России быть поэтом невозможно.»

«Земля грузин, ты так мала!

Не тыщеверстным протяженьем

могуча ты, – а притяженьем

и человека, и орла.»

Борис Пастернак:

«…Мы были в Грузии. Помножим

Нужду на нежность, ад на рай,

Теплицу льдам возьмем подножьем,

И мы получим этот край.»

Н. Тихонов:

«Через Грузию неизбежно проходят в сердечном плане русские поэты».

Александр Дюма:

«Грузинский народ любит отдавать то, что другие любят получать».

«Если смотритель имеет лицо открытое, нос прямой, глаза, брови и волосы черные, зубы белые, если на нем надета остроконечная короткошерстная папаха, – он грузин. Все, что бы он ни сказал, сущая правда».

«Грузины счастливее, чем я, им не нужна бумага, чтобы сказать прекрасные слова».

«Известный своей храбростью один русский по фамилии Шереметьев говорил мне: «Надо видеть их в сражении: когда они слышат звуки своей чертовой зурны, которая не годится даже для кукольного театра, они больше не люди, а титаны, готовые взять приступом небо».

«…Почему Париж, этот город чувственных наслаждений, не имеет подобных бань? Почему ни один делец не выпишет хотя бы двух банщиков из Тифлиса? Тут, конечно, и польза была бы и барыши.  …На протяжении шести недель, проведенных в Тифлисе, я ходил в персидскую баню каждый третий день».

«…Без зазрения совести скажу, что зал тифлисского театра – один из самых прелестных залов, какие я когда-либо видел за мою жизнь. Правда, миленькие женщины еще более украшают прекрасный зал, и с этой стороны, как и в отношении архитектуры и других украшений, тифлисскому залу, благодарение богу, желать уже нечего».

Барон Фино (французский консул в Тифлисе):

«Это народ без недостатков, со всеми добрыми качествами».

Джон Стейнбек:

«Где бы мы ни были – в России, в Москве, на Украине, в Сталинграде, магическое слово «Грузия» возникало постоянно. Люди, которые ни разу там не были и которые, возможно, и не смогли бы туда поехать, говорили о Грузии с восхищением и страстным желанием туда попасть. Они говорили о грузинах как о суперменах, как о знаменитых выпивохах, известных танцорах, прекрасных музыкантах, работниках и любовниках. И говорили они об этом месте на Кавказе у Черного моря просто как о втором рае. Мы стали верить, что большинство русских надеются, что если они проживут всю жизнь в честности и добродетели, то когда умрут, попадут не в рай, а в Грузию – с прекрасным климатом, богатой землей и маленьким собственным океанчиком».

«Эти потрясающие грузины нам неровня. Они могли переесть, перепить, перетанцевать и перепеть нас. В них бурлило яростное веселье итальянцев, физическая энергия бургундцев. Все, за что бы они ни брались, они делали с лихостью... Легко понять, почему ими так восхищаются граждане других советских республик. Тропический климат не умаляет их жизнеспособность, а скорей усиливает ее. И ничто не в силах сокрушить их индивидуальность или волю. Многие столетия это пытались сделать завоеватели, царские армии, деспоты или местная знать. Все разбивалось об их волю, и ничто не смогло хоть как-то поколебать ее».

«Грузия – это волшебный край, и в тот момент, когда вы покинули его, он становится похожим на сон, и люди здесь волшебные. На самом деле, это одно из богатейших и красивейших мест на земле, и эти люди его достойны».

Вернер фон Симменс:

«Возраст архитектурных памятников на Кавказе исчисляется не столетиями, как в Европе, а тысячелетиями... Все, что там увидишь, услышишь, встретишь, указывает на то, что Кавказ – древнейший очаг культуры человечества».

«Это путешествие по Кавказу я причисляю к приятнейшим воспоминаниям своей жизни. Увидеть колыбель человеческой культуры всегда было моей сокровенной мечтою…»

Жан Шарден:

«Грузины на всем Востоке и, можно сказать, во всем мире народ великолепной породы. В этой стране я не встречал ни одного некрасивого человека, будь то мужчина или женщина, встречал только ангельские лица. Большинство женщин природа одарила такой изящностью, которую не встретишь нигде. Думаю, невозможно не влюбиться в них с первого взгляда. Прекраснее лица и стана невозможно даже нарисовать; они высокие, изящные, с гибким телом и удивительно тонким станом».

Роберт Нибдакар (немецкий археолог):

«Грузия — это кладезь, летопись и сокровищница для изучения древнего мира».

Маргарет Тэтчер:

«Я хотела посмотреть в лицо, в глаза тому народу, который никогда в своей истории не знал, что такое ненависть к другим».

«Я смогла убедиться сама в необычайной красоте вашей страны и вашей столицы. Вы, несомненно, – самый древний народ из всех советских республик, ваша культура всемирно известна. Мне сказали, что у вас есть знаменитая школа риторики, созданная еще в четвертом веке, т.е. более полутора тысяч лет назад, и что среди ее учеников было много греков. Тот, кто превзошел греков в ораторском искусстве, в самом деле, должен быть исключителен.»

«Ваша знаменитая эпическая поэма двенадцатого века «Витязь в тигровой шкуре» была написана примерно за двести лет до того, как наш Джеффри Чосер издал свои «Кентерберийские рассказы».

Марчелло Мастроянни:

«Отдельных людей, обладающих чувством юмора, можно встретить везде. Но чтобы юмор, ирония, умение подшучивать над всем, в том числе, в первую очередь, и над собой, были в чертах общенационального характера – это большая редкость. И это прекрасно!».

«Очень многое напоминает мне здесь родную Италию. Но здесь гораздо более теплые и люди, и погода, которые располагают к созданию хороших фильмов».

Пьер Ришар:

«Мне посчастливилось провести три месяца… в Тбилиси. Грузины – это что-то особенное! Я их очень люблю. Они по натуре артисты. Все мои грузинские знакомые умеют играть на рояле, на скрипке. Они прекрасно поют, причем на разные голоса… Души у них, как у детей».

«В Грузии я вообще понял, как надо жить и наслаждаться жизнью. Помню все: как мы пели, пили, кутили! У меня никогда не было такого счастливого и красивого дня рождения, которое мы там справляли. Боже мой, я не могу понять – когда же мы работали?!»

 




Баннеры
Грузия и Большой Кавказ, Документальный фильм

 

13 важных фактов о Грузии

 

Перевал Абано, Грузия - самый высокий автомобильный перевал на Кавказе (2950 метров)

 



ASM © 2016